Текст 27

РАБ, КОТОРЫЙ ВСЕГДА БЫЛ СВОБОДНЫМ

Эпиктет (60—138 гг.) родился в малоазийской части Римской империи. Мальчиком он был привезен в Рим на положении раба и продан вольноотпущеннику Эпафродиту, фавориту императора Нерона, который, кстати, потом «помог» Нерону покончить с собой. Жестокий самодур, Эпафродит любил издеваться над своими рабами. Однажды, когда Эпиктет был еще мальчиком, Эпафродит поставил его перед собой и стал бить палкой по ноге. На лице мальчика не отразилось ни страха, ни смятения. «Если ты будешь так бить, то сломаешь мне ногу», — спокойно сказал он Эпафродиту, но тот ударил еще сильнее, и Эпиктет упал со сломанной ногой. «Я же говорил, что ты сломаешь мне ногу», — спокойно сказал он. Такое поведение изумило Эпафродита — он понял, что перед ним необычный человек. Эпиктет же после этого так и остался хромым на всю жизнь.

Прошло несколько лет и Эпафродит не раз имел случай удостовериться, что, в отличие от других рабов, Эпиктет никогда не унывал, всегда был спокоен и радостен, тщательно и без видимого напряжения выполнял свою работу. Однажды Эпафродит не выдержал и спросил Эпиктета, каким образом ему в его положении удается сохранять бодрость духа. «Будь праведен и ты будешь свободен и радостен. Только пороки делают человека рабом. Всякий, кто захочет, может получить свободу — не ложную, а истинную: для этого только нужно освобождать себя от своих похотей», — так ответил Эпиктет. И Эпафродит, поняв, что невозможно держать такого человека на положении раба, вскоре дал Эпиктету вольную.

Получив официальную свободу (а внутренне он никогда и не был рабом), Эпиктет пошел в учение к философам-стоикам, которые были изумлены его способностью понимать законы, лежащие в основе жизни, и умением доводить свое понимание до слушателей. Хотя в своей философии Эпиктет придерживался стоических принципов, все же идеалом философа он считал Сократа — по его примеру Эпиктет никогда ничего не записывал, а лишь излагал свои взгляды в устных беседах, стремился быть «учителем жизни». К счастью, его ученики записали многое из того, что говорил их учитель, — его речи, увещевания и философские афоризмы.

Правивший после падения Нерона император Домициан ничуть не меньше своего предшественника ненавидел и боялся философов, особенно стоиков, поэтому он приказал изгнать их из Рима. Изгнан был и Эпиктет, но он, в отличие от других, и не думал предаваться унынию: «Как только я скажу себе: как жаль, что мне не дозволено остаться в Риме, так я уже сделаю первый шаг к тому, чтобы быть рабом Рима и его властелинов».

Свобода человека, его души, воли и разума — краеугольный камень философии Эпиктета. Только оставаясь внутренне свободным, человек способен отличить добро от зла, способен обрести спокойную, наполненную светлой радостью жизнь. Эпиктет даже порицал клятвы, ибо они стесняют свободу разумного человека: «Для бесчестного человека клятва бесполезна: он привык обманывать людей и, дав клятву, не побоится ее нарушить. Честному же человеку клятва не нужна, потому что он и без клятвы не изменит истине. А между тем клятва приносит много вреда: она связывает разум и совесть человека и часто обязывает его в будущем делать то, что противно воле Божьей». Рим прекрасен, но спокойная душа лучше всего — таков был принцип Эпиктета.

Но в чем заключается человеческая свобода? Эпиктет прекрасно понимал, что на самом деле человек далеко не всегда свободен, что на него часто давят тяжелые обстоятельства, что он от многого зависим в жизни. Поэтому философ говорит: не надо желать того, существование чего от нас не зависит, и не надо стремиться присвоить себе то, что нам не принадлежит: «Не полагай своего счастья в том, что не в твоей власти». Когда флейтист играет наедине с самим собой, он спокоен и полон блаженства от извлекаемой им из его инструмента музыкальной гармонии, но если тот же музыкант играет перед публикой — он волнуется. Что произошло, спрашивает Эпиктет, неужели он вдруг разучился играть? Нет, конечно. Но в первом случае музыкант стремится извлечь и извлекает лишь то, что целиком от него зависит, — музыку, а во втором он жаждет обрести то, что зависит не столько от него, сколько от публики, — славу, признание. Эпиктет полагал, что неразумно бояться неизбежного, например смерти, и неразумно отчаиваться от сваливающихся на человека несчастий: «Если настало тебе время нести неприятности — неси их бодро, а не так, как осел, противясь, стеная и изнемогая под ударами кнута».

Самым важным в жизни человека, для его души Эпиктет считал способность различать добро и зло. Зло принижает человека, затемняет его разум. Страдает самое дорогое для человека, то, что соединяет его с высшим божественным миром, — душа. Именно благодаря душе, говорил Эпиктет, человек может осуществлять свое истинное предназначение — развивать в себе божественное начало: «Единственное наше благо в нас самих, в нашей душе». Добро и зло могут быть внешними и внутренними. Внутреннее добро возвышает в человеке божественное природное начало, зло принижает его. Внешнее добро есть желание блага другим, внешнее зло — желание блага лишь самому себе.

Эпиктет настаивал на том, что человеку необходимо активно бороться со злом. Просто так, само по себе, добро не победит — в этом смысле положение человека трагично, его постоянно обуревают страсти. Главное — не уступать им: «Владей своими страстями, или они овладеют тобой». Эпиктет в своих беседах выстраивал целую стратегию борьбы со страстями. «Если приходит тебе в голову греховная мысль, задержи ее, попытайся представить себе все последствия ее осуществления, призови в голову противоположную ей, благородную мысль, и только тогда выбирай, как поступить». Эпиктет был против каких-либо уступок страстным желаниям — каждая такая уступка, считал он, хоть поначалу и приносит некоторое облегчение, но на самом деле все более и более парализует разумную волю к добру и, незаметно, постепенно затягивая человека в болото зла, порабощает его. Для того чтобы освободиться от соблазнов, необходимо проявить свободную волю, решительность: «Нерешительный человек всю свою жизнь плачется на свои несчастья».

В жизни Эпиктет был очень скромным, чурающимся богатства, славы и самодовольства человеком. Ставя себе в пример Сократа и Диогена, он жил в бедной хижине, у которой не было даже дверей. Он всегда очень критически относился к себе. «Если хочешь стать праведником, убедись сначала в том, что ты скверен», — говаривал он, призывая людей трезво оценивать свои мысли и поступки, не предаваться самолюбованию. Одну только роскошь он себе позволил — ему подарили бронзовый светильник, который вскоре выкрали воры. С тех пор Эпиктет пользовался только глиняным светильником.

«Укажите мне хоть один способ разбогатеть, не загрязняя злом свою душу, и я немедленно последую вашему совету», — посмеивался он над теми, кто удивлялся, почему столь умный и уважаемый человек живет в бедности. Когда Эпиктет умер, то один их его богатых почитателей купил его светильник за 3000 драхм. Но ученики Эпиктета посмеялись над ним: «Богач этот наверное думает, что если он будет пользоваться этим светильником, то станет так же мудр и славен, как сам Эпиктет».