Занятие № 12 (2/24)

Рассматриваемые вопросы:

  1. Мотивационная сфера пожилых людей.
  2. Возрастная динамика развития мотивов в период поздней взрослости и старости.
  3. Чувство удовлетворенности жизнью и мотивационное здоровье
  4. Основные типы приспособления к старости.
  5. Особенности психологии и факторы воспитания детей инвалидов.

Стиль жизни каждого человека уникален и неповторим. В значительной степени этот стиль мотивируется социальными побуждениями, потребностью найти свое место в жизни общества. Пройдя большую часть своего пути, человек с полной мерой ответственности может оценить свои социальные достижения и успехи, почувствовать радость от исполнившихся желаний молодости или разочарование от несбывшихся надежд, понять, какую социальную роль он играл и продолжает играть в обществе.
Мотив (от лат. movere — приводить в движение, толкать) — сложное психологическое образование, побуждающее к сознательным действиям и поступкам и служащее для них основанием (обоснованием).

Потребность — переживаемое состояние внутреннего напряжения, возникающее вследствие отражения в сознании нужды (нужности, желанности чего-то) и побуждающее психическую активность, связанную с целеполаганием.

Обычно человек старается подготовиться к выходу на пенсию. Этот процесс условно можно разделить на три части, в каждой из которых реализуются определенные мотивы поведения человека:

  1. сбрасывание оборотов. Этот этап характеризуется желанием человека освободиться от ряда трудовых обязанностей и стремлением сузить сферу ответственности, чтобы избежать внезапного резкого спада активности при выходе на пенсию;
  2. перспективное планирование. Человек старается представить свою жизнь на пенсии, наметить некоторый план тех действий или занятий, которыми он будет заниматься в этот период времени;
  3. жизнь в ожидании пенсии. Людьми овладевают заботы о завершении работы и оформлении пенсии. Они практически уже живут теми целями.

С выходом на пенсию положение и роль людей изменяется. Они приобретают новый социальный статус. Теперь из группы, которую условно называют поколением руководителей, они переходят в так называемую группу людей «на заслуженном отдыхе», предполагающую снижение социальной активности. Для многих подобное изменение общественной роли оказывается одним из самых значительных событий, происходящих в период поздней взрослости.

Каждый человек, ушедший на пенсию, по-разному переживает это событие. В связи с тем, какое отношение формируется у него в процессе осознания данного факта, происходят соответствующие изменения в его мотивационно-потребностной сфере.
Одни воспринимают свой выход на пенсию как сигнал конца своей полезности, безвозвратной потери главного смыслообразующего мотива всей жизни. Поэтому они изо всех сил стараются подольше остаться на своем рабочем месте и работать до тех пор, пока хватает сил. Для таких людей работа — это стремление к определенным целям: от обычного поддержания материального благополучия до сохранения и приумножения карьерных достижений, а также возможность перспективного планирования, во многом определяющего их желания и потребности.

Отсутствие работы приводит человека к осознанию ослабления своей роли в обществе, а иногда и к ощущению ненужности и бесполезности. Иными словами, переход к жизни пенсионера служит для него сигналом «утраты власти, беспомощности и автономии». В этом случае человек сосредоточивает свои усилия на поддержании социального интереса, выражающегося в целенаправленном поиске тех видов деятельности, которые дают ему ощущение своей полезности и сопричастности с жизнью общества. Это участие в общественных акциях и организациях, ведение общественной работы и, конечно, обычная трудовая деятельность.

Вспомним, что, по социологическим опросам, подавляющее большинство людей, чей возраст приближается к пенсионному, предпочитают продолжать трудиться хотя бы неполный рабочий день.

Чем старше становится человек, тем больше он дорожит своим рабочим местом. В ходе исследования работающих представителей среднего класса в возрасте от 46 до 71 года — 90% опрошенных мужчин и 82% женщин сообщили, что они бы продолжали работать, даже если бы могли этого не делать.

Даже те, чей возраст приближался к пенсионному, предпочли бы — в подавляющем большинстве — трудиться хотя бы неполный рабочий день.

Для других людей, которые воспринимали свою работу как обязанность или вынужденную необходимость, выход на пенсию означает освобождение от скучной, утомительной, рутинной работы, необходимости подчинения начальству и т. д. Теперь они имеют много свободного времени, которое могут посвятить своим увлечениям или заботе о близких, помощи детям, внукам, правнукам.

К сожалению, российская действительность не позволяет пожилым людям в полной мере реализовать свои потребности в самоуважении и самореализации. Низкая социальная защищенность, общественная нестабильность, трудные материальные условия побуждают человека пожилого возраста сосредоточиться на удовлетворении своих физиологических потребностей, на создании для себя приемлемых бытовых условий.


Чем старше человек, тем больше ослабляется его связь с обществом. Человеку все труднее становится самостоятельно удовлетворять свои потребности в жизнеобеспечении, все больше требуется внимания и заботы со стороны других людей.
Действительно, если мы сравним людей 60-69 лет и 80-89 лет, то увидим существенные различия. Они будут затрагивать не только физиологические и возрастные особенности людей, но и особенности в изменении их целей, мотивов, потребностей.
Для человека, перешагнувшего первое десятилетие периода поздней взрослости, характерно наличие относительно крепкого здоровья и избытка энергии, которую молодой пенсионер направляет на поиск новых разнообразных видов деятельности.

Некоторые используют оказавшееся в их распоряжении свободное время для самосовершенствования или для общественной и политической деятельности. Другие продолжают регулярно заниматься спортом и проявляют сексуальную активность. Многие молодые пенсионеры по-прежнему испытывают потребность что-то давать окружающим, что-то делать или кого-то учить.
Таким образом, человек, перешагнувший 60-летний рубеж, движим во многом все еще теми же желаниями и потребностями, которые побуждают к действию более молодых людей. Это потребности в самореализации, созидании и передаче наследства (духовного и/или материального) следующему поколению, в активном участии в жизни общества, ощущение полезности и значимости для него.

После 70 лет большинство пожилых людей сталкиваются с болезнями и потерями. Смерть близких людей среди друзей и родных сужает круг общения, а болезни ограничивают для многих возможности пространственного передвижения. Человек все меньше и меньше путешествует (навещает друзей и родственников), не участвует в формальных организациях, не заботится о своей общественной роли.

На передний план выходит главная и основная потребность — поддержание физического здоровья на приемлемом уровне. Очень важно, чтобы в таком возрасте эта потребность не осталась единственной и человек продолжал сохранять интерес к жизни, систему ценностей и установок, жил решением реальных насущных вопросов, а не воспоминаниями.

Как показано американскими психологами, у 70-80-летних людей действительно пропадает желание участвовать в общественной жизни, происходит сосредоточение интересов на своем внутреннем мире. В то же время интерес к коллекционированию, занятиям музыкой, живописью, то есть к тому, что называют хобби, не ослабевает.

Кроме того, для людей этого же возраста характерен устойчивый познавательный интерес: они готовы и очень хотят продолжать учиться, усваивать новые знания, расширять свой кругозор.

Важным в характеристике мотивационной сферы пожилых людей представляется и тот факт, что до недавнего времени психологи считали основным мотивом их деятельности мотив «избегания неудачи», который в конечном счете и приводил к пассивности, апатии и нежеланию участвовать в изменении существующего положения.

Однако последние исследования показали, что у 70-80-летних людей с высшим образованием «мотив достижения» выражен так же, как и у 20-летних студентов. Различия проявляются в направленности мотивации: молодые более ориентированы на внешнюю сторону деятельности, а пожилые — на содержательную.

Они продолжают принимать участие в ситуациях, в которых можно проявить свои способности и умения. Стараются нести личную ответственность за порученное дело, ставят перед собой реальные цели, адекватно соотнося свои желания и возможности. Стремятся к получению обратной связи о том, насколько успешно они действовали, реагируя на эту конкретную обратную связь. Продолжают строить планы на будущее.

Перспективное планирование является особым фактором, который имеет значение с точки зрения противостояния инволюции личности. Оно позволяет человеку ставить новые цели и побуждает к их выполнению. Чем разнообразнее эти цели, отражающие широту интересов пожилого человека, тем многообразнее и продуктивнее его жизнь, тем больше сохраняется желание человека жить дальше.

Диапазон целей, которые ставятся пожилыми людьми, зависит от сферы их интересов и, следовательно, может быть самым широким — например, от обычного желания дождаться появления правнуков до необходимости завершить начатое творческое дело.

Творчество вообще занимает особое место в жизни пожилых людей. Мотивация творческой деятельности позволяет сохранить высокую работоспособность до глубокой старости. И. В. Павлов создал «Двадцатилетний опыт» в 73 года, а «Лекции о работе больших полушарий головного мозга» — в 77 лет. Л.Н. Толстой написал роман «Воскресение» в 71 год, а «Хаджи-Мурат» — в 76 лет. Высокой мотивацией творческой деятельности, позволяющей продолжать реализовать свой потенциал в поздние годы, отличались Микеланджело, Клод Моне, О. Ренуар, Вольтер, Б. Шоу, В. Гете и многие другие.

После 70 лет среди выдающихся деятелей науки и искусства редко встречается та или иная форма старческой деменции, слабоумия. Желание творить выступает в качестве одного из ведущих факторов психологического и биологического долголетия.
Многие люди в силу своей включенности в активную творческую и общественную жизнь и в 80 лет не считают себя стариками, говоря, что они еще молоды душой. По мнению Г. Олпорта, цитирующего известного нейрохирурга Гарвея Кушинга: «Единственный способ продлить жизнь — это иметь перед собой задачу, которую непременно надо выполнить». Иными словами, продолжающая динамично развиваться мотивационная система — одна из основ полноценного функционирования личности в старости. Видимо, старость наступает не тогда, когда человек перешагнул какой-то возраст, а когда человек начинает жить своими воспоминаниями, т. е. не настоящим или будущим, а прошлым.

Возраст, оказывающий разрушающее воздействие на здоровье человека, является только отягчающим фактором, ограничивающим возможность человека поддерживать самостоятельно (без посторонней помощи) социальные и культурные контакты. С этой точки зрения большинству 80-летних людей становится все труднее, чем раньше, приспосабливаться к окружающему миру и взаимодействовать с ним. Их потребность в уровне бытовых условий становится значительно менее притязательной. Многим людям в этом возрасте требуется покой и возможность уединения с наличием внешних стимулов, в качестве которых могут выступать навещающие родственники или соседи, помощь со стороны социальных организаций, телевизор или радио, поддерживающие связь с внешним миром.

Особое значение для человека, перешагнувшего 80-летний порог, приобретает забота и внимание со стороны других людей, будь то родственники или посторонние люди. Удовлетворение потребности в позитивном внимании, когда тебя воспринимают не как обузу и проблему, а любят просто за то, что ты есть, позволяет старым людям жить реальными переживаниями и собственными ценностями. Человек сохраняет желание жить, не тревожась за то, как воспринимают окружающие люди те физиологические изменения, которые происходят с ним в процессе старения.

Несмотря на то что с возрастом проблемы со здоровьем усугубляются, человек и после достижения 90 лет может продолжать проявлять интерес к жизни, находить новые занятия, позволяющие использовать свои возможности наилучшим образом. По мнению Карла Роджерса, ни один человек не может самоактуализироваться настолько, чтобы отбросить все свои жизненные мотивы, т. е. полностью реализовать свой личностный потенциал.


Чувство удовлетворенности жизнью в старости является важным показателем психологического и, в частности, мотивационного здоровья человека, которое проявляется в наличии у него интереса к жизни и потребности жить дальше.

Как показали психологические исследования, удовлетворенность человека жизнью в поздней взрослости и успешность приспособления к ней зависят от множества факторов. К ним относятся: здоровье, экономическое положение, позитивное функционирование, реализация потребности в удовлетворении, которое раньше давала работа.

Среди всех факторов, влияющих на удовлетворенность человека жизнью и успешность приспособления к ней, самым важным считается здоровье. Огромное количество пожилых людей, независимо от собственного желания, оставляют работу из-за проблем со здоровьем. Часто это происходит внезапно. Ухудшившееся здоровье не позволяет человеку реализовать запланированное, вынуждает ограничить сферы своей деятельности. Нередко это приводит человека к ощущению своей беспомощности и бесполезности дальнейшей жизни, особенно если проблемы со здоровьем оказались глобальными и привели к инвалидности. В этом случае человек может испытывать резкое ослабление силы потребностей, отсутствие желания не только что-либо делать, но и жить дальше.

Ослабление потребностно-энергетической стороны мотивации человека, называемое в медицине состоянием абулии, можно описать следующим образом: Абулия — аномалия мотивации человека, характеризующаяся резким ослаблением силы потребностей.

Депрессия — угнетенное, подавленное психическое состояние, связанное со снижением побуждений, заторможенностью движений.
Ослабление желаний можно наблюдать у человека при таких заболеваниях, как старческое слабоумие или прогрессирующий паралич. Больные перестают интересоваться чем бы то ни было, целыми днями могут сидеть или, наоборот, шататься без всякой цели, пугаясь любого малейшего препятствия. Только непосредственные потребности, особенно в еде, могут еще побудить их к действию. Им присуща малая обоснованность действий, повышенная внушаемость.

Изменяется соотношение между силой биологических и социальных потребностей у больных с общими психическими изменениями и больных со снижением интеллекта в результате мозгового заболевания (старческая деменция). Социальные потребности у них снижаются, а преобладают потребности в еде.

Такое распространенное в преклонном возрасте заболевание, как атеросклероз, оказывает влияние на изменение уровня притязаний человека, то есть на сложность выбираемых целей. В случаях прогрессирования болезни, приводящей к атеросклеротическому слабоумию в силу резкого нарушения критичности мышления, у пожилых людей можно наблюдать совершенно несоразмерный уровень притязаний и собственных возможностей. Неудачи их не обескураживают. Они с готовностью каждый раз берутся за более сложные задания, не возвращаясь к выполнению более легких.

Такое психосоматическое заболевание, как гипертоническая болезнь, также приводит к возникновению некоторых особенностей в мотивационной сфере человека. Больной ведет себя более агрессивно и враждебно, ему свойственна защитная манера поведения, преобладание «мотива власти», эгоцентрические установки и пассивность в достижении своих целей, неуверенность в себе при принятии решений. Часто у таких людей высокая «мотивация достижений» сочетается с низкой надеждой на успех и высоким страхом неудачи.

Как показали психологические исследования, удовлетворенность собственным здоровьем в очень слабой степени зависит от возраста. И в 60, и 80 лет пожилые люди могут испытывать удовлетворение просто оттого, что их организм продолжает исправно функционировать.

Желание сохранить полноценное здоровье как можно дольше является мощным стимулом, побуждающим человека пожилого возраста вести здоровый образ жизни (заниматься физкультурой, культурой питания, увлекаться разнообразными теориями питания и т. д.).

Другим важным фактором, влияющим на степень удовлетворенности пенсионера своей жизнью, является экономическое положение.

Под экономическим положением подразумевается удовлетворительное материальное состояние (достаточное количество денег для удовлетворения человеком основных потребностей), наличие социальных и жилищных условий, которые подготавливаются человеком заранее. Человек в преклонном возрасте рассчитывает на внимание и заботу со стороны государства. Возможность льготного пользования транспортными средствами, выплата социальных пособий, помощь в социальном обслуживании и т. д. — все эти факторы создают определенную атмосферу в обществе, позволяющую пожилым людям чувствовать себя нужными и продолжать позитивно функционировать.

Позитивное функционирование — ощущение психологического благополучия в различных видах деятельности, которое позволяет пожилому человеку быть удовлетворенным своей жизнью в старости.

Социальное сравнение — сравнение своего положения с положением таких же пожилых людей.

Социальная интегрированность — сохранение человеком значимых ролей, социальных ориентиров и референтных групп.
Позитивное функционирование в период поздней взрослости определяет удовлетворенность человека своей жизнью с той точки зрения, что старые люди во многом разделяют свою жизнь на время до пенсии и после нее. Пользуясь механизмом социального сравнения, старики сравнивают свое положение в эти два периода, а также с тем, как жили пенсионеры тогда, когда человек еще работал, или с тем, на что он рассчитывал, готовясь выйти на пенсию. Степень удовлетворенности зависит от результата этого сравнения.

Негативный сравнительный результат отражает невозможность в полной мере удовлетворить имеющиеся в пожилом возрасте потребности и, как следствие, влечет за собой недовольство человека своим положением. Возникший диссонанс побуждает человека к его устранению за счет изменения собственного поведения, пересмотра потребностей, модификации своих целей, сравнения своего положения с положением других пожилых людей. (Всегда найдется тот, кто живет или чувствует себя хуже.)
Психологические исследования показывают, что такой механизм психологической защиты, как социальное сравнение своего положения с положением других пожилых людей, позволяет человеку сохранить оптимизм во взглядах на будущее и лучше адаптироваться к болезням. Более того, социальное сравнение в сочетании с социальной интегрированностъю — сохранением человеком значимых ролей, социальных ориентиров и референтных групп — смягчает негативный эффект слабого физического здоровья и оказывает позитивное воздействие на чувство удовлетворенности жизнью, уменьшая психологические страдания, связанные со старением, и способствуя достижению целей дальнейшего развития.

Способы, помогающие обрести смысл жизни:

  • религиозные стимулы (молитвы, надежды на Бога);
  • участие в неформальных организациях;
  • взаимоотношения в семье;
  • увлечения (хобби);
  • самоанализ (переживание прошлых событий);
  • уход от действительности (попытки забыть о проблемах);
  • ничегонеделание;
  • немедленные действия (например, делать хоть что-нибудь);
  • прочие (сон, выпивка, фантазирование, лекарства).

Особое значение в период поздней взрослости приобретают семейные отношения (потребность в корнях), которые дают человеку ощущение защищенности, стабильности и прочности, позволяют почувствовать себя более устойчиво, во многом определяя радости, горести и заботы пожилого человека.

Мотивация семейных отношений в период поздней взрослости, включая любые отношения с родственниками, определяется несколькими аспектами, среди которых наиболее значимыми являются супружеские отношения, отношения с детьми и внуками, с братьями и сестрами.

В преклонном возрасте люди не часто расходятся, понимая, насколько они нуждаются друг в друге. Одиночество — пугающая перспектива, которую пожилые люди редко выбирают добровольно. Обычно оно бывает связано с уходом близкого человека из жизни и сопровождается горем, чувством утраты, а затем долгим периодом адаптации, который может заканчиваться поиском нового партнера или жизнью в супружеском одиночестве.

Основным мотивом поиска нового партнера в период поздней взрослости является желание совместно, а не в одиночку, решать возникающие социальные и психологические проблемы. Вместе, оказывая друг другу помощь, легче преодолевать бытовые трудности, поддерживать социальные контакты, принимать финансовые решения, обеспечивать себя материально. В то же время многие (особенно женщины) так и предпочитают жить одни до конца жизни.

Несмотря на то, что женщины в несколько раз чаще остаются вдовами, чем мужчины — вдовцами, после смерти мужа, как и после развода, они примерно в 8 раз реже мужчин снова выходят замуж. Вероятно, это связано с тем, что женщины в течение всей жизни посвящают себя уходу за другими членами семьи, неся на себе основной груз бытовых проблем. Вряд ли в старости им хочется снова обременять себя новыми проблемами, тем более что и выбранный партнер, скорее всего, окажется немолодым и имеющим проблемы со здоровьем. Значительная часть женщин предпочитают посвятить себя уходу за собой или помощи детям и внукам.
Внуки и правнуки обычно являются одной из самых больших радостей этого возрастного периода. У многих бабушек и дедушек возникают с ними близкие и любящие отношения. В результате эти отношения часто начинают играть доминирующую роль в мотивационной системе пожилого человека, которая дает им ощущение личного и семейного обновления, вносит разнообразие в их жизнь, придает жизни смысл и одновременно является признаком долголетия, которым можно гордиться.

Существуют четыре важные, пусть даже иногда чисто символические, а иногда и реальные роли, имеющие различную мотивационную направленность:

  1. присутствие, которое обусловливает стремление бабушки и дедушки создать спокойную обстановку, особенно при наличии угрозы распада семьи или внешней катастрофы. Они хотят сохранить стабильность в семье, а иногда послужить сдерживающим фактором при разладе внутри нее;
  2. семейная «национальная гвардия». Некоторыми бабушками и дедушками движет желание принимать активное участие в жизни семьи и заботе о подрастающем поколении. В этой ситуации пожилые люди выходят далеко за рамки простого присутствия;
  3. арбитры. Действия бабушек и дедушек направляются стремлением сохранять семейные ценности, поддерживать нерушимость семьи, помогать сохранять связь между поколениями. Хотя у разных поколений бывают различные ценности, некоторые пожилые люди считают, что им легче уладить конфликты между своими взрослыми детьми и внуками, так как они имеют больше опыта и могут посмотреть на конфликт со стороны;
  4. сохранение семейной истории побуждает бабушек и дедушек к различным действиям, поддерживающим преемственность между поколениями и передающим внукам семейное наследие и традиции.

Индивидуальная реакция человека на старение может определять как степень последующего приспособления к нему, так и особенности развития личности в преклонном возрасте.

Британский психолог Д. Бромлей выделила пять типов приспособления человека к старости:

  1. конструктивная установка, когда человек внутренне уравновешен, спокоен, удовлетворен эмоциональными контактами с окружающими, критичен в отношении самого себя, полон юмора и терпимости в общении с другими. Он принимает старость как факт, завершающий его профессиональную карьеру, оптимистически относится к жизни, рассматривает смерть как естественное явление, не выражая отчаяния и сожалений;
  2. установка зависимости присуща индивидам, проявляющим пассивность и склонным к зависимости от других. Люди этой категории не имеют высоких жизненных стремлений и легко оставляют профессиональные занятия. Семейная среда обеспечивает им чувство безопасности, дает ощущение внутренней гармонии, поэтому они не страдают от эмоциональной неуравновешенности и различных стрессов;
  3. защитная установка характерна для самодостаточных людей, обладающих «психологической броней», поглощенных профессиональной деятельностью. Они разделяют общепринятые взгляды и установки, избегают обнаруживать собственное мнение, не любят говорить о своих проблемах. Внешняя сторона жизни значит для них больше, чем внутренние переживания. Они подвержены страху смерти и маскируют свою беспомощность перед этим фактом усилением внешней деятельности;
  4. установка враждебности присуща «разгневанным старикам», которые агрессивны, мнительны, вспыльчивы и имеют обыкновение предъявлять массу претензий к своему окружению — близким, друзьям, обществу в целом. Они не реалистичны в своем восприятии старости, не могут смириться с неизбежными возрастными издержками, завидуют молодым, бунтуют против смерти и страшатся ее;
  5. та же установка враждебности, но направленная на самого себя, характерна, как правило, для лиц с отрицательным жизненным балансом, которые избегают воспоминаний о прошлых неудачах и трудностях. Они не восстают против своей старости, напротив, пассивно воспринимают удары судьбы. Неудовлетворенная потребность в любви и сочувствии является поводом для депрессии и острой жалости к себе. Смерть рассматривается ими как освобождение от страданий.

Изучению психологических особенностей детей-инвалидов посвящено много исследований. Ограничения жизнедеятельности у них возникают в период формирования высших психических функций, усвоения знаний и умений, в период становления личности. Поэтому ограничения сказываются не только на проявлении личности ребенка-инвалида, но и на ее формировании. Для детей с ограниченными возможностями характерны: повышенная зависимость от окружающих, низкая коммуникабельность, эмоциональная неустойчивость, неадекватная самооценка, чувство неполноценности, эгоистические тенденции. К подростковому возрасту у большинства инвалидов с детства формируются высокий уровень невротизации, фиксация на своем болезненном состоянии, усиливается потребность в общении, а невозможность ее удовлетворения порождает фрустрацию. В большинстве случаев у подростков-инвалидов выявляются нереальные профессиональные намерения, высокий уровень притязаний.
Фактором, существенно влияющим на процесс психического развития ребенка-инвалида, является воспитание. У детей и подростков, находящихся в домах-интернатах и не получающих семейного воспитания, высокий уровень психической напряженности, они испытывают трудности при установлении социальных контактов. Но и семейное воспитание инвалидов детского и подросткового возраста имеет ряд недостатков. Чрезмерный уровень опеки как наиболее частый из них подавляет активность и самостоятельность ребенка, что ведет к формированию эгоизма и иждивенческих тенденций. Реже встречаются снижение опеки и эмоционального подавления больного ребенка. Эти типы воспитания также негативно сказываются на процессе психического развития ребенка. В конечном итоге уровень заболеваемости детей-инвалидов 0-17 лет по данным обращаемости в 2-2,5 раза больше, чем у их здоровых сверстников.

Сегодня со всей очевидностью можно утверждать, что состояние здоровья детей-инвалидов находится на критически низком уровне. Так, уровень распространенности болезней по данным обращаемости составил 4566,1 на 1000 детей. Полученный показатель в 2,6 раза выше, чем аналогичный коэффициент у детей в целом по Российской Федерации. Данный уровень у детей-инвалидов в городах существенно выше, чем у детей-инвалидов в сельской местности — 4881,8 на 1000 детей против 3857,7 соответственно. Во все возрастные периоды обращаемость девочек преобладает над обращаемостью мальчиков.

Имеющиеся данные свидетельствуют: общий уровень заболеваемости по данным углубленных медицинских осмотров детей-инвалидов на 30-40% превышает аналогичный показатель их сверстников, не имеющих официального статуса инвалида. При сопоставлении уровней заболеваемости по отдельным нозологическим единицам отмечается значительное увеличение показателей психических и поведенческих расстройств, болезней нервной системы и др. Следует отметить, что все люди с психическими расстройствами страдают от дискриминации, но дети и подростки являются наиболее уязвимой группой, учитывая, что они не могут в полной мере отстаивать свои интересы.

В отличие от взрослых, развивающееся мышление детей больше строится на крайних категориях, таких как «хорошо» или «плохо», «здоровый» или «больной». Именно поэтому менее вероятно, что ребенок уравновесит негативное замечание в свой адрес с другим, более позитивным мнением о себе, и поэтому дети более восприимчивы к негативным замечаниям и навешиванию ярлыков. Стигматизация и дискриминация выражаются через предубежденное отношение, стереотипы, боязнь, неловкость в общении, гнев, отторжение и избежание контактов; нарушения основных прав и свобод человека; отказ в возможности получения образования и подготовки; отказ от реализации гражданских, политических, экономических, социальных и культурных прав.
Кроме того, в отличие от ситуации с физическими формами патологий, когда родители получают поддержку со стороны сообщества, стигматизация часто приводит к тому, что родителей винят в психических расстройствах их детей. Часто модели поведения при психических расстройствах воспринимаются окружающими неправильно, считаются преднамеренными или сознательно выбранными. Например, плохо ведущий себя ребенок, страдающий депрессией, может подвергаться наказаниям за капризы или ему говорят о необходимости взять себя в руки, немедленно прекратить неприемлемое поведение. Для того чтобы справиться с психологическими проблемами, подросток, находящийся в состоянии патологического страха, может потреблять еще больше алкоголя, но ему говорят: «Просто скажи нет!». Когда определенная проблема оценивается окружающими неправильно, повышается вероятность того, что применяемые решения будут неэффективными и неуместными и могут даже наносить вред здоровью человека, страдающего психическим расстройством.

В результате этого процветают маргинализация, практика применения критики и наказаний, что приводит к заниженной самооценке ребенка. Ошибочное и неправильное понимание психических расстройств ведет в результате к тому, что дети и подростки не получают необходимую помощь. Результатом этого будет стигматизация с широким спектром негативных воздействий, включая сокращение ресурсов, выделяемых на лечение психических расстройств. В ряде стран считается, что в основе психических расстройств лежат факторы духовного порядка или что в человека «вселился дьявол» вследствие предполагаемых злых деяний или несоблюдения определенных духовных или религиозных норм. Например, в разных частях света причинами эпилепсии считают многие из подобных факторов, а иногда это заболевание даже рассматривают как заразное. Детей и подростков, страдающих эпилепсией, могут исключить из школы из-за боязни, что другие дети могут заразиться. Семьи могут стесняться своих детей, страдающих психическими расстройствами, или бояться возможного физического насилия в отношении их. Родители запирают таких детей в доме или другими способами изолируют их от общества. Такие суровые меры могут оказывать катастрофическое воздействие на физическое и эмоциональное развитие этих детей и подростков.

Если дети и подростки с психическими расстройствами не получают надлежащего лечения, их проблемы, скорее всего, перейдут и во взрослый возраст, а возможности нормальной жизни в обществе, получения образования и профессии в будущем серьезно сократятся. А это, в свою очередь, приведет к росту прямых расходов семьи пациента и снижению эффективности общественного производства. Также известно, что люди, страдающие запущенными психическими расстройствами, составляют несоразмерно большую часть лиц, попадающих в поле зрения органов внутренних дел по борьбе с правонарушениями среди несовершеннолетних и взрослых.

Дети и подростки редко сами принимают решение обратиться за медицинской помощью при наличии физических или эмоциональных проблем. Родители, учителя, другие лица, ответственные за воспитание ребенка, легко распознают многие проблемы с физическим здоровьем, но эмоциональные расстройства часто не дают явных проявлений. Среди примеров эмоциональных расстройств можно назвать расстройства настроения и невротические расстройства (депрессивные эпизоды), которые обычно развиваются в школьные годы и легко выявляются специалистами, имеющими подготовку по лечению психических расстройств у детей. При этом неподготовленные люди могут пропустить эти нарушения, учитывая их субъективный и внутренний характер. Дети и подростки могут намного лучше, чем их близкие, представить картину своего внутреннего состояния, которое они воспринимают субъективно (например, тревожность и депрессия). Но если никто не спрашивает, как они себя чувствуют, симптомы могут остаться невыясненными. Расчеты показывают, что к 2020 г. депрессия станет второй ведущей причиной инвалидизации в мире (ВОЗ, 2001 г.).